Таганрогский государственный педагогический институт
                   
   
   
«Ленком» играет Чехова (телеверсия спектакля М. Захарова по комедии «Вишневый сад»)





к.ф.н. Скрипка Т.В.

Начало действия самой известной чеховской пьесы на подмостках Ленкома задает неожиданный водевильный ход: влюбленный Лопахин ожидает приезда Раневской из-за границы.

И вот появляется «она» (А. Захарова) в окружении родных, друзей – шумна, жизнерадостна, «легка, полувоздушна». Любовь Андреевна привыкла играть с судьбой, с чувствами своих детей, Лопахина, брата. Увы, она теряет не только родовое имение – она проигрывает жизнь…

«Выход» Шарлотты (А. Виноградова) представляет комедийную тему – ее характер дан в фарсовом рисунке: яркие рыжие волосы, платье Коломбины, цирковой танец – здесь многое от комедии «дель арте». Линия Шарлотты Ивановны будет развиваться по нарастающей: с усилением трагикомизма. На ломаном языке чеховская героиня будет жаловаться на свою судьбу, оттеняя тему бездомья Раневской. Мотив мнимости, иллюзорности жизни будет транслироваться в многочисленных фокусах, комических эпизодах. Так же, как и Раневская, Шарлотта пользуется успехом у мужчин, в нее влюблен Епиходов.

Характер Пети в режиссерской трактовке И. Фокина решен наиболее удачно. «Умный безумный», почти юродивый, он в исполнении Д. Гизбрехта представляет тип пламенного оратора, вождя без толпы, подчеркивая прозаизм окружающей его компании. Унижаемый Любовью Андреевной и Варей, он находит отклик в романтическом сердце Ани. Правда, героиню привлекает в Пете особая страстность натуры, но он «выше любви».

Появление на дороге нищего азиата, которому Раневская по легкомысленности и привычке сорить деньгами отдает золотой, - это прогноз будущего России. Современный аккорд заставляет зрителя задуматься об исторической судьбе страны. Он звучит достаточно органично, внося иронические ноты в партитуру жизненной драмы чеховских героев.

Интересно решена А. Кондратьевым сценография спектакля. Декорации достаточно скупы: самого вишневого сада, к которому обращаются герои Чехова, нет. Пространство пересекает меняющая свое расположение по отношению к зрительному залу веранда. Сам дом, о чем говорят его владельцы, ветшает, а в финале обрушивается на Фирса.

Жанровая интерпретация пьесы М. Захаровым близка авторскому взгляду на соотношение комической и лирической стихий в ней. Купюры чеховского текста и дополнение фрагментов направлены на реализацию режиссерского замысла – раскрыть не столько историческую, личную, сколько онтологическую драму человека.

Сентиментальные размышления главной героини опартитурены музыкальной темой С. Рудницкого. Центральной декорацией второго действия становится лодка, в которой попеременно оказываются герои. Но корабль Раневской и Гаева терпит крушение. «Любовная лодка» Любови Андреевны, несмотря на призывную телеграмму парижского любовника, давно дала течь. О коммерческую деятельность разбиваются и мечты Лопахина о счастье с Раневской. Он покупает «рай», но сам же разрушает его.

Особо хочется отметить актерскую работу О. Железняк (Варя), чья жизненная драма протекает незаметно, но от этого ощущается зрителем наиболее остро. Раневская буквально толкает ее на объяснения с Лопахиным, украшая наряд «монашки» нелепым красным бантом и парижской шляпкой. Но героиню ждет лишь горькая судьба приживалки и смиреной паломницы по святым местам.

Фирс в исполнении Л. Броневого предстает не жалким стариком, а носителем глубинной мудрости, тайных знаний нации и рода. Даже универсальное лечение сургучом не выглядит смешным или глупым, напротив, лишний раз свидетельствует о всеобщем одиночестве, оставленности – ему нечем больше лечиться.

Именно этим экзистенциальным одиночеством, непониманием жизни и окружающих пронизаны реплики Гаева (А. Збруев). Брат Раневской слишком много говорит, сама Любовь Андреевна слишком сорит деньгами и неоправданно верит в чудо. Прежние аристократы продолжают питать несбыточные надежды на помощь Лопахина, ярославской бабушки и т.д. Рефрены старого слуги о вишне, Гаева о своей принадлежности к людям 1880-х гг. лишь подчеркивают мировоззренческую безысходность.

Еврейский оркестр – мечта Раневской – смотрится как пир во время чумы. Диалоги «глухих», замкнутость, отчужденность действующих лиц пьесы еще раз подчеркивают чеховские открытия в области драмы, приближая ее к модернистской форме.

   

контакты

Телефоны факультетов, кафедр и структурных подразделений ТГПИ имени А.П. Чехова

 

 
   
  Дизайн-студия cCube.ru Разработка сайта Разработка
cCube.ru