Таганрогский государственный педагогический институт
                   
   
   
А. Голубцов
А.Голубцов
Ангелы и бесы Михаила Платонова
(научный консультант – Е.В.Секачева)

Среди современных интерпретаций первой пьесы А.П.Чехова особое место занимает спектакль «Прости меня, мой ангел белоснежный…», поставленный АнатолиемИвановым на сцене Таганрогского драматического театра им. А.П.Чехова.

По словам режиссера, объем «Безотцовщины» позволял ему выбрать в качестве ведущих либо остросоциальные темы, либо проблемы человеческих отношений. Иванов выбрал последнее: «Мне хотелось осуществить на сцене некую красивую юношескую мечту, где любовь, безумная, страстная, «на разрыв аорты», столько любви, что она заполняет все вокруг, от нее некуда деться; где смерть романтически соседствует с любовью, где герой не знает, что делать с самим собой».

Центральное место в системе персонажей режиссер отводит Платонову. К нему, «герою лучшего, еще, к сожалению, не написанного, современного романа», стягиваются все сюжетные линии пьесы, с ним связаны нитями сложных взаимоотношений практически все участники действия. Ничего не происходит на сцене, пока на ней нет Платонова, но стоит ему появиться, как сразу же возникают острые конфликты, пробуждаются сильные чувства, разгораются страсти.

Главная интрига спектакля – взаимоотношения Платонова с четырьмя женщинами, пытающимися спасти героя от самого себя, рефлектирующего, эгоцентричного, прекрасно понимающего всю бесплодность собственных попыток измениться в лучшую сторону и усовершенствовать окружающий его мир. Главный ангел-хранитель Платонова – его простодушная жена. «Глупая» Саша стремится жить по законам справедливости, беречь свою маленькую семью от жизненных невзгод и напастей, сохранять христианские традиции. На вопрос Войницева, «счастлив ли ты с Сашей», Платонов отвечает: «Семья, брат... Отними ты у меня ее, и я, кажется, окончательно пропал... Гнездо!». Актрисе Светлане Несветовой удается передать скромное очарование своей «маленькой» героини, заставить зрительный зал сочувствовать ей и сопереживать.

Софья Егоровна (Татьяна Шабалдас) предстает перед нами как ангел- спаситель Платонова. С ее образом связаны у него лучшие воспоминания юности – университет, студенческая любовь, мечты об осмысленной деятельности во имя общего блага. Ради спасения Платонова Софья готова на все: оставить мужа, презреть общественное мнение, изменить социальный статус: «Я сделаю из тебя работника! Мы будем людьми, Мишель! Мы будем есть свой хлеб, мы будем проливать пот, натирать мозоли…». Однако Платонов, понимая всю иллюзорность надежд на совместное трудовое будущее, рефлексирует и пьянствует.

А. Голубцов

Особым образом режиссер выделяет Анну Петровну Войницеву (Наталья Башлыкова). Генеральше, этому ангелу-искусителю, очень хочется любой ценой заполучить Платонова себе, даже если придется «силой его взять, как крепости берут». Актриса создает объемный, противоречивый образ, одновременно привлекательный и отталкивающий.

Выбор актера на роль Платонова (Максим Кушников) определяется режиссерским видением личности главного героя, поэтому агрессивная неприкаянность платоновского мироощущения спроецирована Ивановым в пространство внутреннего мира чеховского персонажа. А там хаос, изломанный эрос, деструктивные эмоции человека, вынужденного переживать свою ненужность. Главные бесы Платонова живут в его душе: бес гордыни, бес разрушения и бес обольщения.

Платонов осознает свою «особенность» и гордится своей «исключительностью». Он одарен способностью пробуждать в людях сознание вины и печальную память о совести, которая некогда была чиста. Но его собственная совесть отнюдь не безупречна. Гордо обличая зло, царящее в современном мире, он с горечью осознает собственную к нему причастность.

Правит Платоновым и бес-разрушитель. Без сожаления отказывается герой Чехова от всего, что составляет смысл человеческого существования, и в итоге разрушает жизни близких ему людей: предает старого друга, унижает генеральшу, доводит до самоубийства жену, делает убийцей Софью. К трагическому концу – саморазрушению собственной личности – приводит бес-разрушитель и самого Платонова.

Однако при этом есть в этой фигуре что-то манящее, неодолимо привлекательное. Всему виной бес обольщения! Автор пьесы наделяет своего героя редким даром – даром «слова», умением задеть самые чувствительные струны человеческого сердца, проникнуть в самые скрытые тайники души. Из-за этого Платонова верно и преданно любят женщины: благополучная недалекая Софья, незаурядная красавица генеральша, эмансипированная «ученая» Грекова, наивная добрая Саша. Все они готовы покорно нести крест этой любви, все они счастливы в свете ее смертельных обжигающих лучей. Под идеологическое обаяние обольстительных речей героя попадают и «отцы», и «дети» – старый романтик Глагольев, университетский приятель Войницев. Обольщение «словом» – самый страшный грех Платонова, ведь собственные «слова» не только не уживаются с его делами и поступками, но используются им с заведомо намеренной целью – заставить себе верить. И в этом смысле Платонов – «разбойник» хуже Осипа.

Выстрел Софьи, оборвавший жизнь чеховского героя, не воспринимается как финальная точка спектакля. И автор пьесы, и режиссер ставят многоточие, предлагая зрителю поразмыслить над тем, как причудливо отражаются порой в человеческих судьбах «ангельское» и «бесовское», в чем сила любви и в чем ее слабость, почему такими актуальными оказались в ХХI веке «страсти по Платонову».

17 ноября 2010 года

   

контакты

Телефоны факультетов, кафедр и структурных подразделений ТГПИ имени А.П. Чехова

 

 
   
  Дизайн-студия cCube.ru Разработка сайта Разработка
cCube.ru