Таганрогский государственный педагогический институт
                   
   
   
Д.Мирошниченко, О.Белокур
«Леший» на сцене Таганрогского драматического театра им. А.П.Чехова

В апреле спецкурс Е.В. Секачевой «Художественный мир А.П. Чехова» получил наглядное подтверждение глубины драматургии писателя на спектакле «Леший» Таганрогского драматического театра им. А.П. Чехова. Своими впечатлениями о постановке поделились Д. Мирошниченко и О. Белокур: «А.П. Чехов вошел в историю русского и мирового театра как великий демократ и гуманист, смелый новатор, создавший, по определению М. Горького, «новый вид драматического искусства». Театры многих стран все чаще и чаще обращаются к Чехову. К.С. Станиславский в свое время писал: «Глава о Чехове еще не закончена, ее еще не прочли как следует, не вникли в ее сущность. Пусть ее раскроют вновь, изучат и дочтут до конца». Этот призыв и сегодня не утратил своего значения. В Таганроге, на родине Чехова, вновь идет «Леший». По словам художественного руководителя театра С.Д. Герта, «чеховцы» посвящают спектакль памяти Анатолия Иванова, одного из лучших режиссеров России. «Мы восстановили спектакль в постановке, которая была представлена зрителям 10 лет назад, – говорит Сергей Давыдович. – «Леший» – это дань памяти великому мастеру. В пьесе играют другие актеры, но творческий дух Иванова мы постарались сохранить».

И действительно, режиссеру и актерам удалось сделать многое. Спектакль получился живым, трепетным и современным. Постановщик очень бережно отнесся к драматургическому материалу. Никаких переделок и домыслов, все выстроено строго, с большим вкусом и тактом.

Д. Мирошниченко, И. Кириллова, Л. Мерзлякова, А. Белокур
Д. Мирошниченко, И. Кириллова, Л. Мерзлякова, А. Белокур

Завораживают декорации, воссоздающие облик дворянской усадьбы: открытая просторная веранда, несколько рядов огромных светлых окон, цветы. Эффект подсветки создает впечатление объема пространства, серебристые дрожащие нити имитируют струйки дождя, а всполохи света, отражающиеся в стеклах, вполне достоверно передают картину грозы.

Начало спектакля застает героев в состоянии привычной неудовлетворенности и душевной неустроенности. Это состояние давно стало обыденным, поэтому пламенная речь доктора Хрущова о гибнущих лесах ни у кого не вызывает отклика.

Е.В. Секачева, О.А. Яковлева
Е.В. Секачева, О.А. Яковлева

Серебряков эгоистичен, раздражителен, капризен. Он старый человек, боится болезней и смерти, тяжело переживает свое нынешнее положение. Никто не хочет простить ему «драму старости», никто не хочет прислушаться к словам Елены Андреевны: Александр такой же, как все, не хуже других. Он не бездарность и не гений, а рядовой ученый, каких много.

Перед началом спектакля
Перед началом спектакля

В хорошем смысле традиционным вышел этот образ у заслуженного артиста РФ П. Бондаренко. В таком же ключе играет роль состарившейся Марьи Васильевны Войницкой заслуженная артистка РФ Е. Федоровская. Фундаментальная работа старейших мастеров таганрогской сцены вызывает чувство уважения, а иногда и ощущение того, что эти роли написаны специально для них.

Особое место в спектакле отведено Елене Андреевне (Т. Шабалдас). Актриса, играя молодую жену старого профессора, точно расставила акценты в поведении своей героини: к Серебрякову осталась только привязанность, циник Орловский получает от нее пощечину, а несчастный Войницкий не находит взаимности. Вафля называет Елену Андреевну «канарейкой», иронично замечая: «Положено канареечке в клетке сидеть и на чужое счастье поглядывать, ну, и сиди весь век…». Героиня пытается протестовать, но ничего не может сделать и поэтому подчиняется обстоятельствам жизни.

Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Войницкий (С.Д. Герт) переживает «драму прозрения»: он пожертвовал собой ради не слишком значительного вклада Серебрякова в науку. Это открытие страшит героя Чехова: «Днем и ночью, точно домовой, душит меня мысль, что жизнь моя потеряна безвозвратно». Чувство своей и чужой вины порождает стремление протестовать, сопротивляться. Разрабатывая тему бунта обыкновенного человека против своей обыкновенной участи, Чехов вносит в нее свои смыслы. Трагичность протеста Войницкого заключается прежде всего в том, что он происходит в мире, где смысл человеческих судеб, как и смысл самой жизни, неведом никому.

Актеру удалось передать широкий спектр чувств и переживаний своего героя. Запомнилась одна из самых ярких и эмоциональных сцен в спектакле. Звучит тихая, печальная музыка, бьют по стеклу капли «настоящего» дождя, как нельзя лучше передающие настроение чеховского персонажа, и в полной тишине зала раздаются слова, обращенные к любимой женщине: «Вы мое счастье, жизнь, моя молодость!.. Я знаю, шансы мои на взаимность равны нулю, но мне ничего не нужно, позвольте мне только глядеть на вас, слышать ваш голос...». Ничего не добившись в борьбе с собой и обстоятельствами, Войницкий решает уйти из жизни.

Войницкий (С.Д. Герт)
Войницкий (С.Д. Герт)
Елена Андреевна (Т. Шабалдас), Серебряков (П. Бондаренко)
Елена Андреевна (Т. Шабалдас), Серебряков (П. Бондаренко)

Неожиданным получился образ Хрущова, прозванного в насмешку «лешим». М. Кушников деликатно, ненавязчиво формирует образ Михаила Львовича, без всякой ложной патетики произнося известные всему миру слова – нравственный кодекс самого А.П. Чехова: «В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли...». Соня (С. Косульникова) не понимает Хрущова, не верит ему, все его благородные поступки кажутся ей не более чем чудачеством. Она, поддаваясь всеобщему мнению, называет его «демократом», «народником». Актриса в этой роли мила, эмоциональна и по-девичьи непосредственна.

Другие герои пьесы тоже получились живыми и правдоподобными. Таков господин Орловский, роль которого исполнил заслуженный артист России А. Топольсков. Весельчак и балагур, он всех любит, все ему симпатичны.

Илья Ильич Дядин (А. Черенков) не терпит конфликтных ситуаций, готов ради мира и спокойствия превратить в шутку любую ссору. Герой положительный, но далеко не идеальный, недалекий, «мягкий» по натуре человек.

Хрущов (М. Кушников)
Хрущов (М. Кушников)
Сцена из спектакля
Сцена из спектакля

Феденька Орловский, тридцатипятилетний унтер-офицер запаса, сыгран О. Радченко. Актер создал типичный образ военного, готового в любое время дня и ночи и «водочки откушать», и за хорошенькой дамой поволочиться. О себе он говорит: «Все испытал… И столько у меня от этого наглости, что просто деваться некуда…».

Радует глаз Юленька (И. Савченко), хорошенькая молодая барышня, нежно любящая своего братца, г-на Желтухина (В. Егельский), и мечтающая о замужестве. Когда после некоторых колебаний Орловский всё-таки делает ей предложение, она, опешив от нахлынувшего на нее счастья, с криком «Феденька!» бросается ему на шею. Соня хохочет, Орловский-старший, Вафля и Хрущов кричат: «Браво!». Зал же взрывается долгими, несмолкающими аплодисментами. Комедия все-таки!

«Леший» заканчивается благополучным завершением двух любовных сюжетов, общим весельем и восклицаниями Вафли: «Это восхитительно! Это восхитительно!»

Эти же слова хочется сказать и в адрес творческого коллектива театра, сделавшего такой прекрасный юбилейный подарок нашему городу».

15 апреля 2010 года

   

контакты

Телефоны факультетов, кафедр и структурных подразделений ТГПИ имени А.П. Чехова

 

 
   
  Дизайн-студия cCube.ru Разработка сайта Разработка
cCube.ru